navigate_before
navigate_next
Страж в Музеоне Картина Ильи Глазунова Лев у Храма Христа Спасителя Тарелка шашлыков в Хинкальной на Преображенской площади Вид из окна кабинета на Колодезном Фонтан на Черкизовских прудах 15.01.2019 Илья Аксёнов в жилете и галстуке

Городок N. I. Алексей: «Позвони мне…»

Два года вместе. Годовщина. Уже можно говорить «очередная».
Сколько раз за вечер я просил мысленно: «Позвони мне!».

Я хотел, чтобы ужин запомнился нам если не навсегда, то хотя бы надолго.
Я набирал твой номер, но твой телефон не отвечал.
Ну, да, ты же на работе.
К твоему приходу всё будет готово. Обещаю! Свечи, твоё любимое шампанское, любимый салат, наш фильм.

Позвони мне!
Мы договорились, что домой ты придёшь в восемь вечера.
Да, ещё полчаса. Но мне кое-что нужно знать прямо сейчас. До какой степени ты хочешь, чтобы я обжарил твою порцию стейка?
Я записал свой вопрос на автоответчик.
Помнишь, наш первый романтический ужин? Конечно, помнишь!
Была осень. Съемная тёмная, но какая-то уютно тёплая однокомнатная квартира. На улице шёл дождь, который беспрерывно стучал в окно.
В холодильнике было пусто. В нём лежали лишь помидоры, пара зубчиков чеснока, а также твои любимые и вечные разнообразные сыры.
Я в шутку набрал в поиск эти ингредиенты, чтобы понять — можно ли из этого что-нибудь приготовить?
Яндекс ответил, что найдётся всё и предоставил рецепт салата Капрезе.
Базилик на подоконнике, кедровые орешки на полке.
Буквально за пятнадцать минут блюдо было готово.
Ты достал бутылку венгерского вина. Которую привёз из Будапешта. «Токай», кажется, да?
Это было прекрасно и незабываемо. А потом мы лежали в обнимку. Один плед на двоих… и смотрели «Мой личный штат, Айдахо».
Восемь часов пятнадцать минут. «Крикну, а в ответ тишина». А я жду тебя. Стою у окна.

Позвони мне!
Время бежит неумолимо вперёд, а тебя всё нет и нет. Видно, ты не очень то и торопишься.
Половина десятого.
Говорят, что если муж не спешит домой после работы, то отношения на грани своего завершения.
Я в очередной раз набираю твой номер.
И слышу вместо привычных гудков голос информатора. Он сообщает, что телефон отключён или находится вне зоны действия сети.
Любовник?
Господи, скажи, для кого я готовил этот ужин?
Ответь, для кого я купил чёртову бутылку шампанского? Твоё любимое Розе де Блан.
Для кого… для кого… для кого я старался сделать этот вечер праздником?
Десять часов пять минут.
Хватит! Всё бессмысленно.
Я хватаюсь за скатерть и резким движением на себя переворачиваю весь стол на пол.
По-моему, красиво!
Как жаль, что я не зажёг свечи!
Каким изумительным узором расположились зелёные и чёрные оливки на полу рядом с разбитым бокалом для шампанского.
Чего-то не хватает. Самую малость. Несколько красных… бордово-красных капель рядом с остатками былой хрустальной посуды.

Не звони мне!
Я подхожу к разбитому бокалу, чтобы взять один из осколков и вставить…
Нет! Пожалуй, нет!
А для чего собственно?
Чтобы тебе было приятно, что одним человеком из-за твоего эгоизма стало меньше?
Ох… нет! Не к такому празднику я готовился. Не так я хотел завершить праздник.
Пусть этот вечер станет не только годовщиной начала наших отношений, но и днём их завершения.
Это нужно отметить на должном уровне!
Где… где это твоё любимое «Розе де Блан»?
Мясо! Хочу мяса!
Погоди, десять минут и оно будет готово.
Двадцать два часа тринадцать минут.
Телефон издал нервно дребезжащий звук с редкой для моего смартфона мелодией!
Ох, ты, Господи! Я же тебе сказал «не звони мне!».
Хм, что за номер?
Алло, кто это?
Да, это я!
А вы кто?
Юноша, вообще-то, вы мне звоните, поэтому представьтесь, пожалуйста, первым?!
Прекрасно, Сергей! Меня зовут Алексей.
Да, знаю такого. А вы откуда его знаете?
Куда приехать?
Что случилось?..
Как так «не можете сообщить»?
Конечно, буду. Скоро буду.
НИИ Склифосовского. Полчаса на такси.

Позвони мне! Хотя…
Усатый таксист довёз меня до больницы очень быстро.
Скорей всего, по моему лицу было видно, что ко мне в эти минуты лучше не приставать с вопросами и историями. Он был ниже травы — тише воды и даже не включил радио.
Несмотря на то, что время было позднее и в клинику уже никого не пускали. Меня пропустили.
Лишь записали мои паспортные данные и заставили надеть бахилы и белый халат.
Медсестричка провела меня по коридорам до нужного блока.
Скверное зрелище, конечно. Никому не пожелаю находиться здесь после одиннадцати часов вечера.
Тускло горящие лампы. Прохлада. Атмосфера обречённости, страданий и смерти.
Через два часа ожидания ко мне вышел врач.
Он сообщил, что твоё состояние стабильно тяжёлое, но с положительной динамикой.
Пятнадцать минут споров. Мол я не могу пройти в твою палату.
Доктор утверждал, что любимый — это не степень родства; что в нашей стране нет института однополых браков.
Но я держался уверено и был упрям, и его это, наверно, впечатлило.
В итоге, он дал добро, на то чтобы я прошёл в твою палату и пробыл там не более десяти минут.
Доктор сказал, что смерть от сердечно-сосудистой недостаточности для молодых людей не редкость. А тем более при сахарном диабете. И потому дал совет: когда ты выйдешь из комы и будешь выписан из больницы — я обязан буду контролировать твой рацион и образ жизни. А нужные медикаменты он выпишет.
Антон, зачем ты скрывал, что у тебя сахарный диабет?
Да, я видел твою усталость после работы, но ты говорил, что всё в порядке.
Твой периодический кашель… Но ты говорил, что для заядлого курильщика — это норма.
Любимый, ты вообще знал о своём диагнозе? Наверно, нет. Твои мысли всё время убегали от темы медицины.
И вот…
Ты где-то там, а я держу твою руку.

Позвони мне оттуда где ты сейчас! Я хочу услышать твой голос.

Комментарии: